Stuart Loïc Lapierre
Стюарт Лоик Лапьер
26.11.3019 — Оттава, Канада — it-инженер, тату-мастер в свободное время

https://funkyimg.com/i/39CMZ.png https://funkyimg.com/i/39CMX.png https://funkyimg.com/i/39CMY.png
rick genest
_____________________________________________________________________

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

— Стюарт первый, но не единственный ребёнок в семье Лапьер. Двенадцать лет с его рождения на свет появляется его младшая сестра Элла [Ноэль], названная в честь прабабушки. Полагаете опрометчивое решение в и без того перенаселённом мире? Только не тогда, когда твой родной отец занимает не последнее место за руководящим столом частной компании, специализирующейся на киберзащите.
— О том, что в будущем отцовское место перейдет к нему по наследству, Стюарт знает с тех пор, как может что-то знать. Несмотря на возложенный с юного возраста вес ответственности, детство Стюарта не назовёшь тяжёлым. От него не требуют идеальных оценок – веди себя нормально, не будь очевидным дебилом, и всё будет в порядке. К счастью, очевидным дебилом он не оказывается (хотя, спросите родителей сейчас, и вряд ли их ответ будет таким уж уверенным), и в большинстве случаев (если это не литература) Стюарту не требуется домашних репетиторов. Его даже, прости господи, называют одарённым и даже не альтернативно. По правде говоря, цифры и холодные машины и впрямь нравятся Стюарту куда больше, чем люди метафоры и аллегории, на которые богата художественная литература.
— Ладно уж, люди Стюарту нравятся чуть-чуть меньше, чем цифры, и в школьное время он находит своих в доску будущих наследников и наследниц отцовских кресел. К своему большому разочарованию, он также находит неожиданную любовь к карандашам, бумаге и изобразительному искусству, что встречается родителями примерно... никак. Никто не против покупать ему сотый альбом для его каракуль, если это всё, что он от них потребует. Разумеется, Стюарт делает попытку потребовать больше, но быстро понимает, что он волен становиться кем хочет, если не против оказаться на улице. В другом варианте, он волен становиться отцовским наследником. Что-что, Стюарт? Хочешь стать, кем тебя просят? С этого и стоило начинать, на тебе новый блокнот.
— Что же это – ребёнок, подающий надежды, без капельки драмы? В одиннадцать лет Стюарт просыпается с разрывающейся от боли головой и чёрным полотном, вместо привычного неонового мира. Спустя десяток тестов и экзаменов, выясняется, что оставляющее желать лучшего состояние планеты не щадит ни детей, ни подтирающихся золотыми слитками, ни детей подтирающихся золотыми слитками – у Стюарта обнаруживают рак мозга и несмотря на неограниченный доступ к лучшим мировым врачам, никто не может гарантировать стопроцентное излечение.
— После трех лет путешествий по первоклассным госпиталям, одного нового наследника «на всякий случай», восстановления зрения и потери всех волос, Стюарт получает официальное подтверждение своей ремиссии, и хотелось бы сказать, что он возвращается к своей привычной жизни, ни поменявшись ни на йоту, но такое дерьмо снимает шоры с глаз даже самым упрямым ишакам.
— Несмотря на то, что добрую половину лечения Стюарт видит одно большое нихуя, впервые в жизни он узнаёт, что есть мир за пределами его пентхауса, частной школы и драмы недооценённого артиста с кисточками. Он слышит, о чём говорят медсёстры, выбившиеся на престижную работу с самых низов, он узнаёт истории детей, чьи родители весьма неметафорично продали свою душу в рабство, лишь бы их обречённое чадо получило хоть какой-то шанс на жизнь. Красивый отполированный мирок Стюарта стремительно рушится, и те иллюзии, которые остаются с ним после выписки, он добивает собственными стараниями.
— Вернувшись в родные стены, вскоре Стюарт замечает, что не он один поменялся за время его отсутствия. От него больше не требуют приличных результатов, не ждут хорошего поведения и, сказать по правде, никто не надеется, что Стюарт сядет за отцовское кресло. Видите ли, больные раком дети – так себе вложение в будущее компании, и пускай сейчас он временно здоров, никто не может гарантировать, что Стюарт не склеит коньки в ближайшие пару лет. Думаете, он сильно расстраивается? О, нет, Стюарт набивает первую татуировку, чтобы отпраздновать официальное освобождение из тюрьмы родительских ожиданий, правда, не забрасывает личный компьютер в дальний угол.
— К поступлению в частный университет Стюарт всё меньше напоминает себя и всё больше походит на костюм на Хеллоуин, чем несомненно радует своих родителей. Стоит отметить, что поступает он собственными силами без помощи отцовских связей и вопреки пугающему внешнему виду. Видимо, мало кому есть дело до того, как выглядит компьютерщик, пока тот не лезет на сцену с выступлениями перед публикой. Как бонус, ходячие скелеты нравятся девушкам куда больше, чем безбровые задохлики.
— Несмотря на тихие надежды своего окружения, Стюарт не забрасывает свой художественный талант и продолжает марать бумагу в свободное от чёрно-зелёного экрана время. Он находит применение своим интересам в месте, в котором затесался постоянным клиентом, и тысячу забитых бананов спустя Стюарт разукрашивает кожу своего первого клиента, со временем находя свою популярность в «синюшных» кругах. Замечая, что старший сын начал приносить деньги в дом, его родители делают тактичное: «I see your value now», — и перестают третировать Стюарта хотя бы за склад чернил в личной комнате.
— По окончанию университета, Стюарт всё же не решается спустить потраченные годы на колледж в туалет личной тату-студии и подаёт своё резюме в компанию, где работает отец. Каково же его удивление, когда никто не оказывается против сташилки в офисе, и где-то здесь родители Стюарта стыдливо прикусывают язык, начиная сомневаться, что не сделали ошибку, сняв свои ставки с первенца.
— К их счастью, мучительно долго сомневаться не приходится. В двадцать семь лет Стюарта кусает бешеная собака, и весь бережно собранный образ идеального сына со странностями летит к чертям одним единственным решением: слить весь компромат на отцовскую и партнёрские компании в сеть. Одна загвоздка: никакая собака Стюарта не кусала, и неожиданный поворот неожиданный только для его окружения – свою ненависть к собственной «породе» он культивировал на протяжении многих лет и вовсе не плохой день на работе вынудил Стюарта сделать то, что он сделал. Он искренне верит, что сделает мир лучше и решит все проблемы человечества одним кликом мышки. Увы, всё, что Стюарту удаётся – это разрушить свою жизнь.
— В попытке спасти свою шкуру его семья отказывается помогать сыну, которому грозит долгая жизнь с друзьями в полосочку и небом в клеточке, и его тогда ещё жена не оказывается исключением. Когда-то любимый брат Эллы становится исчадием ада, попытавшимся забрать у неё комфорт и будущее. По крайней мере, это говорят ей родители, не позволяя девочке с ним увидеться. Спустя несколько месяцев после заключения, для медиа и своего бывшего окружения Стюарт умирает во время драки в своём новом доме. И вот в чём загвоздка: не умирает.
— Благодаря друзьям «из интернета» Стюарт умудряется сбежать, впервые в жизни знакомясь с миром по ту сторону личного автомобиля. Очень скоро Стюарт понимает, что бессердечные акулы водятся не только там, откуда он взялся. Посмотреть, к примеру, на его щедрых спасителей, выставляющих ему счёт в ту же секунду, как Стюарт ступает на свободную землю. Впрочем, он не винит их. Будь он на их месте, сделал бы то же самое, правда платить Стюарту нечем, и то, что художественный талант ему не поможет он осознает быстрее, чем от него ждут.
— Спустя два года скитаний по миру от подпольной работы к работе, Стюарт едет в Токио по наводке одного из знакомых, активно сколачивающего своё состояние на перебранках местных группировок. Нет, он вовсе не пытается вернуть себе былой комфорт и жизнь с широкой ноги. Несмотря на значительно отцветшие розовые очки, Стюарт всё ещё надеется, что сможет изменить мир, а для этого, увы, нужна не только детская мечта. И всё бы ничего, только на очередном задании Стюарт знакомится со своей новой командой из косоглазого наркоши и девочкой с глазами полными розовой надежды, и прежде чем Стюарт успевает выкрикнуть: «А это ещё что за дерьмо?» — оно внезапно становится своим и родным. Вот тебе и не привязывайся. Such good job. Very much professional.