Elijah Zachary Graham
Элайджа Закари Грэм

http://funkyimg.com/i/2GX42.gif http://funkyimg.com/i/2GX43.gif
tyler joseph
_____________________________________________________________________
ЧАСТЬ 1. ЗНАКОМСТВО
I. Matthew and the Atlas – Elijah
elijah, you're too young to be lost; elijah, don't fade out on the cross; elijah, i don't know what it is you need to do

1.1. Сокращенное имя, прозвища: Илай.
1.2. Дата рождения, смерти, возраст:  24 августа 1979.
1.3. Чистота крови: магглорождённый.
1.4. Факультет, год выпуска: Рейвенкло, 1997.
1.5. Место работы, должность: аврор в английском Министерстве Магии.
1.6. Лояльность: друзья, Трэйси МакМиллан, Отряд Дамблдора.
1.7. Волшебная палочка: красное дерево, перо феникса, 13 дюймов.
1.8. Артефакты: зачарованная монетка, имеющаяся у членов Отряда Дамблдора, по которой они могут связываться друг с другом.
1.9. Патронус: хорёк. Обучен Гарри Поттером во время тренировок Отряда. Не мог вызывать в период с августа 1996 года по май 2003 года.
1.10. Магические способности:  Элайджа из тех волшебников, которые берут не талантом, а долбёжкой одного и того же до результата. Он может похвастаться хорошей успеваемостью, хотя некоторые предметы, вроде прорицания, даются ему с большим трудом. Больше всего преуспел в уходе за магическими животными и защите от тёмных искусств. Никогда не признается, но благодаря одной Хаффлпаффке понял, как летать на метле, за что ей по гроб благодарен. Иначе так бы и наблюдал за квиддичем с трибун.
1.11. Немагические способности: прекрасная память. С чем Элайдже повезло, так это с мозгами. Ему не нужно сидеть над книгой часами, чтобы выучить её содержание. Юноше достаточно пробежаться пару раз по тексту, и тот уже вряд ли покинет чертоги его разума.
Может справиться с любой домашней поломкой, не прибегая к помощи магии, потому что дети, воспитанные военными, по-другому не умеют, иначе они не их дети. Играет на укулеле, чем зачастую развлекает гостиную Рэйвенкло перед отбоем. Вообще любит браться за новые инструменты, отчего в копилке освоенных покоится гитара, клавишные и мандолина.
До одиннадцати лет Илай был жертвой отцовских фантазий, в которых он становился великим спортсменом и играл в баскетбол в сборной младшей школы. До сих пор устраивает дружеские матчи, но в соревнования не рвётся.
1.12. Животные: коричневый филин Гримм.

Результаты Ж.А.Б.А.

Базовые предметы:

Трансфигурация П

Астрономия П

Заклинания П

Защита от Тёмных искусств П

Травология П

История магии П

Зельеварение П

Полеты на метле П

Дополнительные предметы:

Маггловедение П

Изучение Древних рун П

_____________________________________________________________________
ЧАСТЬ 2. ЖИЗНЬ
II.  Matthew and the Atlas – Out of the Darkness
i was afraid someday you'd return and changed at my door as you'd once been before; the flutter of fortune, the bringer of gloom out of the darkness and into my room

2.1. Место рождения: Лондон, Великобритания.
2.2. Место проживания: до конца школы в Лондоне. В бегах с лета 1997 года по весну 1998.
2.3. Родственные связи:
◆ Анна Элизабет Грэм, Anna Elizabeth Graham [8 марта 1960 года] – мать, медсестра, учительница в школе медсестёр.
◆ Джеймс Бартоломью Грэм, James Bartholomew Graham [4 апреля 1955 года] – отец, военный в отставке.
◆ Теодор Майкл Грэм, Theodore Michael Graham [1 июня 1982 года] – младший брат.
◆ Миша Эмилия Грэм, Misha Emilia Graham  [8 февраля 1998 года] – младшая сестра.
2.4. Биография: Илай появляется на свет в обычной семье, совершенно не выделяющейся на фоне остальных жителей  спального района в пригороде Лондона. Он получает своё имя от дедов-военных и пропуск в жизнь с ничем не примечательной судьбой. По крайней мере, так считают недовольные соседи, обреченные слушать детский плач ближайшие несколько лет. Что же до его родителей, они стараются окружить мальчишку заботой и обеспечить щедрую порцию отцовских взбучек за неусидчивых характер.
Казалось бы, он соответствует всем стереотипам подрастающего ребенка. Разве что чаще остальных приходит с расцарапанными коленками и словно притягивает к себе идущие в разрез со здравым смыслом происшествия. Стоит ему напугаться бросающейся к воротам соседской собаки, как лампочки в уличных фонарях взрываются, заставляя родителей недовольно пожимать плечами на плохо проведённое электричество. Когда школьный задира в очередной раз толкает его в плечо на экскурсии в океанариум, щедрая струя воды необъяснимым образом сваливается на голову несчастного. И если поначалу эти события кажутся отдельными от Грэма младшего, то со временем мальчик перестаёт отрицать неоспоримую связь между своими секундными порывами и их воплощением в реальность. Что нельзя сказать о скептически настроенных родителях, полагающих, что эти выдумки обязательно пройдут с возрастом.
Но они не проходят. С каждым годом «странности» проявляются всё ярче, пока не достигают своего пика в месяц одиннадцатилетия Элайджи, когда на пороге дома появляется женщина в чудаковатом прикиде и необычным письмом за пазухой. «Ваш сын – волшебник», — совсем не то, что может убедить закалённого потом и грязью военного и повидавшую многое на своём веку медсестру не выпроваживать незнакомку на улицу, грозясь вызвать полицию или вовсе направить сумасшедшую в заведение, где ему будут рады. Зато танцующий по своей воле веник вполне способен усадить взбунтовавшуюся семью на диван, оставляя её лишь хлопать округляющимися от происходящего глазами. В отличие от их горящего восторгом, перемешанным с испугом, сына, которому наконец-то верят. «Я волшебник?» — в нормальном мире больше похоже на вопрос, которым задаются настоящие безумцы, однако чем больше Илай вслушивается в рассказ незваной гостьи, тем больше убеждается в том, что он вовсе не спит и не сошёл с ума.
Под сомневающимся взглядом родителей, он собирает вещи, умещающиеся в небольшую сумку, и с дрожью в груди вышагивает из дома, не до конца осознавая, что это не чья-то затянувшаяся шутка. Впрочем, стоит им свернуть с оживлённых улиц Лондона в узкий лабиринт, ведущий к Косой Аллее, как на место вороха сомнений приходит нескончаемый поток вопросов, от которого женщина устало смеется, называя его чрезмерно любопытным даже для своего положения. К её счастью, в какой-то момент словарный запас иссякает, сменяясь красочной эмоцией – открытым ртом, зависшим в таком состоянии надолго. Последнее, что он помнит из первого знакомства с миром волшебства, как на тихий восторг от здания, похожего на замок с привидениями, его ровесница, исполненная неподдельной серьёзности, говорит: «Это и есть замок с привидениями,» —  надолго отбивая желание поговорить о происходящем с кем-либо ещё.
Первый год Элайджи становится, пожалуй, самым богатым на впечатления. И дело даже не в полнейшей растерянности на церемонии распределения или тремя знаками вопроса на лбу от появляющейся из ниоткуда еды. Вместо того, чтобы почувствовать себя на своём месте, в скором времени ему прилетает щедрое определение «грязнокровки» в спину, давая понять, что он не только мальчик со странностями в своём прошлом мире, но и совершенно не принадлежит этому. Что вовсе не мешает ему упорно вгрызаться в учебники, чтобы не отставать от однокурсников, которым повезло родиться в семье волшебников. А затем и вовсе огрызаться на тех, кто полагает, что такие как он не заслуживают обучаться в Хогвартсе.
Если вычесть из уравнения моменты, когда Илаю приходится вопросительно задирать бровь в многомиллионный раз, учиться у него выходит с относительным успехом. А проблемы с полётами на метле решаются втоптанным в землю чувством собственного великолепия, когда Грэм просит помощи у той самой девочки с лодки, напугавшей его до дрожи в коленках в первый день. Со временем он привыкает к тому, что сколько бы он книг не прочёл, всякий раз находится что-то способное вызвать поломку выращенного магглами сознания. Одно появление Гарри Поттера – волшебной знаменитости – на втором курсе способно заставить мозг подвисать на частях сплетен, где неизвестный, чьё имя нельзя называть, был одержим мыслью, что младенец должен умереть. Хотя крушащий замок тролль на втором курсе и смертоносная ящерица-убийца (или по-простому василиск) на третьем учат тому, что, пожалуй, рассказы о волшебной версии Гитлера – лучшее, что может с тобой случиться в этой школе.
Смотреть на это с толикой юмора становится невозможно, когда на четвёртом году обучения Илай, возвращаясь в Хогвартс вместе с поступившим на первый год младшим братом, оказывается в месте, лишь отчасти напоминающем школу, к которой он привык. Можно смириться с магическими существами, пытающимися убить тебя без особой на то причины. Однако когда всё здание окружают дементоры, потому что тот самый горемычный Гарри Поттер привлекает к себе максимальное количество проблем и серийных убийц в том числе, уже не взглянуть на мир сквозь призму розовых очков неведения.
Больше всего Грэм боится за своего брата, оказавшегося на Хаффлпаффе и совершенно не осознающего угрозу от тех, кто считают, что такие как они не имеют права не только на обучение, но и вовсе на существование. Когда пятый год обучения окрашивается траурными настроениями после смерти Сэдрика Диггори, он с трудом верит, что «страшилка» из прошлого, рассказанная в далёкий первый год, на самом деле реальная угроза. Тем не менее, он не сомневается в том, что Пожиратели Смерти вовсе не приукрашенная действительность, и когда мальчик-вечная-проблема ищет тех, кто поверит в надвигающуюся опасность, Илай не задумываясь поддерживает «отряд Дамблдора».
Отправляясь на летние каникулы перед последним годом в Хогвартсе, едва ли он представляет, насколько Гарри Поттер прав на счёт предстоящих перемен в волшебном мире. «Четверо стали жертвами нападения тёмных волшебников,» — он помнит тот день до мельчайших подробностей. Как отправился в Косую Аллею за новой мантией, как потерял из вида темную макушку своего брата и как кинулся в переулки, откуда доносились звон разбитых стекол и взрывов. Он помнит как в его глазах потемнело, когда среди осколков он узнал знакомые очертания, и больше ничего. Пустота, в которой изредка всплывают картинки рыдающей матери, проклинающего чертов Хогвартс отца и не гаснущего чувства вины, преследующего Грэма по сей день. Вероятно, если бы не появление «девочки из лодки» на пороге его дома, стоило Илаю прекратить отвечать на письма, он бы не вернулся в школу, последовав приказу родителя даже не упоминать в этом доме о проклятой магии. Он бы не прочь забыть всё, как страшный сон, и вернуться к прошлой жизни, словно ничего не происходило. Но стоя на похоронах перед гробом собственного брата, невозможно отделить себя от мира, рассыпающегося под гнётом назревающей войны.
В седьмой раз Элайджа переступает порог Хогвартса не имея ни малейшего понятия, как просыпаться каждый день. Он заставляет себя улыбаться однокурсникам, появляться на тренировках команды и регулярно пропадать в библиотеке, несмотря на то, что всё кажется совершенно бессмысленным. Он чувствует, что должен что-то сделать, не зная как и что. И единственное, в чём Илай уверен: за то, во что он верит, он будет сражаться до последнего вздоха.

_____________________________________________________________________
ЧАСТЬ 3. ХАРАКТЕР
III. The Strumbellas – Spirits
i got guns in my head and they won't go, spirits in my head and they won't go

3.1. Общее описание:
— Элайджа сам себе на уме. Ни серая мышь, ни человек-мегафон. Он старается не лезть на рожон до тех пор, пока его чувство справедливости не даёт сигнал бедствия, а потом не услышать и не увидеть Элайджу будет крайне тяжело.
— К слову о чувстве справедливости, Элайджа имеет своё личное и весьма упрямое восприятие того, что хорошо, и того, что плохо, и нередко забывает о том, что инакомыслие всё ещё не запрещено. Впрочем, ему не будет принципиально спасти вашу душу от мракобесия, если вы кладёте ананас на пиццу, верите в Макаронного Монстра и не планируете заводить детей, но начните топить котят и кричать, что грабить и убивать – валидные хобби, Элайджа скажет твёрдое: «Прости, но нет».
— Не всегда тактичен и осторожен (или, лучше сказать, практически никогда) в выборе слов. Пытаясь донести свою истину, Элайджа говорит чётко и по делу, ненароком забывая, что не все люди любят жевать сухую правду без красивой упаковки, за что нередко бывает бит. Обидеть своего собеседника редко является самоцелью Грэма, отчего подобные финалы попыток «поговорить» заметно выбивают его из колеи, отправляя по спирали самокопания.
— А саморефлексией Элайджа заниматься любит. Увы, не всегда продуктивно. Довольно часто Элайджа приходит к выводу, что его давным-давно пора выкинуть, и друзья у него есть только чудом. Ему требуется много времени и храбрости, чтобы разобраться с собственной головой и прийти извиняться за свои проступки. Но он всегда приходит. Рано или поздно.
— У Элайджи исключительная память, что сильно упрощает его учёбу и порой усложняет отношения с людьми. Ему не требуется корпеть над учебниками неделями, чтобы подготовиться к экзамену, Элайдже достаточно пробежаться по главе два-три раза, и информация будет отскакивать от зубов. Он помнит все даты рождений своих близких, вторые имена, любимые цветы, хобби, а ещё Элайджа помнит ту глупость, которую вы сказали пару лет назад и не поскупится освежить вашу память, прийдись оно к слову.
— Элайджа заботлив, но порой эта забота выражается совершенно ненужным людям образом. Ему свойственно решать, что хорошо, а что плохо, за своих близких, и не всегда легко услышать и принять, когда его «неоценимая помощь» вызывает раздражение, нежели благодарность. Велика вероятность, со временем он поймёт и попросит прощения, но сколько это «со временем» не известно даже Элайдже.
— Он может сойти за упрямого, и ошибки в этом будет мало. Переубедить Грэма затратное на нервные клетки занятие. Возможное, но затратное. И мало кому, действительно, хочется растрачивать душевные силы на споры с бараньей мордой Элайджи.
— Не сторонится решения конфликтов кулаками, хотя, конечно, предпочтение он отдаёт конструктивным диалогам. Если перед ним здравомыслящий и не тупой (на вкус Элайджи) собеседник, он будет стараться пробить стену до конца. Если же Грэму покажется, что извилин, чтобы понять, у вас не хватит, он прибегнет к старому-доброму способу «выбить дурь» и будет прекрасно спать после.
— Элайджа приветливый и лёгкий на подъём. Он не прочь пошутить и посмеяться. Тем не менее, требуется много времени, прежде чем Элайджа по-настоящему откроется человеку напротив. Ему куда проще оставаться приятелями со всеми вокруг, чем пытаться выстроить доверительные отношения. Дружить с мальчишками у Грэма выходит куда проще, нежели с девочками. Виной ли этому пробелы в осторожности и такте или в чём-то другом, он толком не знает и никогда не стремился разгадать эту тайну.
— Несмотря на крайне ограниченное количество друзей женского пола, Элайджа – доказательство, что манеры ещё не умерли. Он отроет дверь, поможет понести сумку и пропустит вперёд. Его не назвать человеком «старых порядков», потому что работающие женщины и спортсменки не вызывают в нём праведного ужаса, но с девушками Элайджа ведёт себя на порядок галантней, чем с мужчинами.
— Довольно бесстрашен, порой до безрассудства. Может прыгнуть в озеро с высокого выступа на слабо, попробовать полетать на метле без рук или полезть в Воющую Хижину, потому что кто-то выкрикнул, что Элайджа не сможет. Разумеется, это распространяется не только на ребяческие подколы. Элайджа не боится брать на себя ответственность и ступать в гущу событий, если он верит, что может кому-то помочь или что-то исправить.
— Верит в «большие» жесты. В единственную на всю жизнь любовь. В волю судьбы и высших сил. В крепкую дружбу и надежду даже там, где, казалось бы, её быть не должно. Несмотря на то, что Элайджа оставляет впечатление человека, ведомого разумом, многие решения в жизни Грэма делаются сердцем. Он не всегда отдаёт себе в этом отчёт, но духовности в Элайдже больше, чем он думает.
— Человек с мнением и советом на всё. Вообще на всё.
3.2. Боггарт: бабадук, которым его пугала бабушка, когда Элайджа капризничал и не слушался.
3.3. Дементор: смерть брата, события 2 мая 1998 года.
3.4. Патронус: важные памятные моменты, связанные с Трэйси МакМиллан; музыкальные репетиции и дружеские матчи с Майлзем Уолшем; поступление на службу в Аврорат.
3.5. Зеркало Эиналеж: он в форме Аврората с обручальным кольцом на руке.

_____________________________________________________________________
ЧАСТЬ 4. ВНЕШНОСТЬ
IV.  Alec Benjamin – Boy in the Bubble
then i covered up my face so that no one knows, i didn't want trouble; i'm the boy in the bubble, but then came trouble

4.1. Рост: 1,75 м.
4.2. Цвет волос: каштановые.
4.3. Цвет глаз: карие.
4.4. Особенности:
— По телу Элайджи разбросано внушительное количество татуировок: на груди, руках и ноге. О значении большинства он распространяется только близким, кроме очевидного имени Майлза, в шутку выбитого на левом колене.
— Шрам на правой руке, оставленный после визита в кабинет Долорес Амбридж.
— Аккуратист в толстовке и кедах. Чувствует себя некомфортно в парадной одежде и не любит выделяться.

Подпись автора

D I F F E R E N T   M I S S I O N ,  D I F F E R E N T   S C H O O L
i got only one rule